(Не) допустимый эксперимент

 

ПАО «Россети» совместно с Министерством энергетики РФ подготовили законопроект о введении платы за резервируемую мощность.

Изучив документ, эксперты пришли к выводу, что реализация этой инициативы приведет к негативным последствиям для конечного потребителя, в частности, к росту итоговых цен на электроэнергию в среднесрочной перспективе на 50‑80 %.

Под ударом – малый и средний бизнес

– В соответствии с предлагаемой методикой оплаты резервируемой мощности, доля сетевой составляющей в конечной цене электроэнергии для потребителя может достигать 70‑80 %. Это будет способствовать увеличению цены для потребителя с текущих 4‑4,5 до 6‑8 рублей за кВт-ч. Если учесть, что одновременно реализуется новая программа ДПМ-штрих, то увеличение цены для потребителя будет более существенным. Особенно сильно такое удорожание отразится на предприятиях малого и среднего бизнеса, а значит, приведет к сокращению их доли на рынке, – подчеркнул член генерального совета «Деловой России», президент Ассоциации малой энергетики, директор группы компаний «МКС» Максим Загорнов на круглом столе «Оплата резерва сетевой мощности: возможности и риски для бизнеса», состоявшемся 28 марта в Москве на площадке «Деловой России».

Господин Загорнов отметил, что в обсуждаемом документе «Россети» вводят термин «эффективный потребитель энергии». Такой потребитель имеет круглосуточное равномерное электропотребление. Как утверждают разработчики поправок, с введением оплаты за резервируемую мощность для «эффективных потребителей» будут снижены тарифы за услуги по передаче электроэнергии.

– Анализ постановления говорит обратное – снижения цен по отношению к текущему уровню ждать не стоит. При этом среди предприятий малого и среднего бизнеса эффективных потребителей практически нет, – комментирует глава Ассоциации малой энергетики. – Со слов разработчиков поправок, в результате введения платы за резервируемую мощность будут высвобождены значительные объемы сетевых мощностей, они могут быть направлены тем потребителям, которые в настоящее время не могут подключиться к сетям. Однако такие объемы высвобождающихся мощностей, как правило, расположены там, где потребности в мощностях нет. К тому же мощности имеют территориальную привязку.

Спикер акцентировал внимание на том, что одной из угроз для себя ПАО «Россети» видит в динамичном развитии малой распределенной генерации. В связи с этим в законопроекте прописаны меры, которые сделают развитие такой энергетики в России максимально невыгодным и поставят потребителей с собственной генерацией в заведомо дискриминационные условия.

– Развитие малой распределенной энергетики – мировой тренд. С появлением новых технологий изменился и подход в развитии энергетических систем. Объединение большого количества объектов распределенной генерации в «умную сеть» обеспечивает высокую надежность и гибкость работы системы. При этом сроки строительства и капиталовложения в малую распределенную энергетику в два-три раза меньше в сравнении с большой централизованной генерацией, – говорит Максим Загорнов. – Малый и средний бизнес развивает собственную генерацию исключительно за счет собственных средств, в то время как затраты на программу «ДПМ-штрих» компенсируются в росте стоимости электроэнергии для конечного потребителя. Таким образом, малая распределенная генерация сегодня является фактически единственным инструментом снижения стоимости электроэнергии для потребителей из числа малого и среднего бизнеса.

В поисках компромисса

В ходе дискуссии было отмечено, что если данный документ будет принят, это сведет на нет экономический смысл развития предприятий отечественного машиностроения по производству энергоустановок для распределенной генерации, что приведет к торможению российского высокотехнологичного производства.

Кроме того, будут нарушены поручения президента РФ по повышению энергоэффективности отечественной экономики – пока весь мир успешно развивает технологии малой распределенной генерации, российские сетевые корпорации лишь укрепляют свои позиции, вызывая необоснованное удорожание процесса электроснабжения, не гарантируя при этом повышение его качества и надежности.

Участники круглого стола считают, что параллельно или вместо законодательной инициативы по введению обязательной дополнительной платы за резервируемую мощность должны рассматриваться и другие инициативы в секторе сетевой электроэнергетики. К примеру, постепенный «уход» от котлового способа формирования тарифов на услуги по передаче электроэнергии, увеличение прозрачности и понимания определения данных тарифов. Также в числе возможных мер предложено увеличение эффективности управления электросетевым комплексом без взимания дополнительных платежей. При невозможности – передача части сетевого комплекса в частную собственность (потребителям).

Упомянули эксперты и о недопустимости эксперимента по принятию законопроекта на территории всей страны. Апробация, полагают они, должна проводиться только в качестве пилотного проекта на территориях с реальным дефицитом сетевой мощности, после чего следует оценить результаты пилота и уже на основании них принимать дальнейшие решения.

Еще «цветочки»?

Вопросы конфигурации современной энергосистемы и справедливой оплаты за мощность, по словам руководителя направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Алексея Хохлова, на повестке дня многих стран. Однако связано это с несколькими другими факторами, прежде всего, с так называемым энергетическим переходом, появлением большого количества распределенной генерации на основе ВИЭ, в частности солнечных накрышных панелей.

По его мнению, вопрос конфигурации энергосистемы и справедливой оплаты субъектов универсален.

– Нужно разобраться, чего мы хотим добиться: справедливо распределить нагрузку между всеми потребителями, чтобы пользователи объектов малой распределенной генерации вносили свой справедливый вклад в оплату сетевых мощностей, или пытаемся внедрить запретительную меру. Если фактически ставится вторая задача, а на официальных площадках звучат мнения, что распределенная генерация – зло, то зачем придумывать сложные законопроекты? Давайте просто запретим распределенную генерацию, – комментирует Алексей Хохлов. – Если же на первый план выходит справедливость распределения платы между разными субъектами, то нужно учитывать множество нюансов: если у кого‑то плата вырастет, то у кого конкретно и в каких объемах она снизится, не будут ли потребители платить за одно и то же дважды, и все ли проблемы перекрестного субсидирования уже удалось разрешить? В таком случае необходимо обеспечить прозрачность всех расходов на сетевую инфраструктуру с понятными принципами распределения нагрузки между всеми субъектами.

Вериги на ногах экономики

– При развитии электрических сетей и определении стоимости услуг сетевой компании все резервы оцениваются в виде показателей – условных единиц, которые учитываются в системе в целом. Эта стоимость распределяется на всех участников, то есть потребители оплачивают все необходимые затраты сетевой компании. Постановка вопроса о каких‑то дополнительных платежах – надуманная проблема, – считает вице-президент РАЕН, заместитель председателя Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭКа Торгово-промышленной палаты России Георгий Кутовой. – Если сетевой компании не хватает денег, нужно разобраться, насколько эффективно она работает, почему через нее мы «прогоняем» 400 миллиардов рублей перекрестного субсидирования и считаем, что это сетевая услуга. Потребителю не все равно за что платить, ему важно, чтобы оплата была поменьше.

Эксперт уверен: формирование стоимости услуг сетевой компании должно быть прозрачным, регулируемым не по принципу коэффициента индексации, который, по его мнению, является самым неподходящим для этих целей.

– Необходим нормальный анализ производственных затрат, формирования прибыли и инвестиционных затрат. Что касается вопроса перекрестного субсидирования, это как вериги, которые на ногах нашей экономики. Здесь нужна политическая воля. Однако Минэнерго сегодня рассматривает данную проблематику в другой парадигме, решая, как распределить «перекрестку» на всех участников рынка, – заметил спикер. – Появление проблематики оплаты сетевых резервов связано с тем, что мы врём с нагрузками. Когда заявляем о нагрузках и пытаемся сделать схему развития сетей региона на пять лет, часто закладываем нагрузки с потолка – суммируем нагрузки наших заявок; то, что неизвестно, экстраполируем, и получается прирост, к примеру, 4‑5‑6 %.

Потребитель, по мнению эксперта, тоже неправильно заявляет технические условия:
– По опыту знаю, что главные энергетики «на всякий случай» завышают нагрузку приблизительно в три раза, подстраховываясь от возможных перебоев. Мы от этого никуда не уйдем до тех пор, пока не скажем потребителю прямо – зачем ты это делаешь? Если он будет активным участником процессов в энергосистеме, то поймет, что принципиально его судьба зависит не от того, что у него трансформатор будет в два-три раза мощнее, чем требуется, а от того, насколько эффективно он будет работать в системе, насколько дифференцированный тариф на электроэнергию ему предлагается. В настоящее время мы часто упоминаем такие тренды, как распределенная генерация и активный потребитель, но ничего не делаем, чтобы наш потребитель стал активным: не дифференцируем тарифы по параметрам электропотребления, по надежности, сезонности, величине участия в максимуме и качеству электроэнергии. Это одна сторона вопроса. Другая – давайте потребителя еще накажем рублем за то, что он содержит эту мощность. Надо освобождать от платы за резервируемую мощность тех потребителей, которые платят за нее. К решению нужно подойти комплексно: региональный рынок электроэнергии надо превратить в конкурентную среду. Если каждый пропорционально своей нагрузке будет оплачивать содержание этого рынка, у сетевой компании не возникнет вопросов, где взять деньги.

Участники отметили, что рынок распределенной генерации в России активно развивается. На первый план выходит потребитель, именно он диктует, по какому пути будет развиваться энергетика страны. Пока ценовые предложения – не в пользу естественных монополий. Очевидна необходимость интеграции объектов распределенной энергетики в общую энергосистему.

контакты

107076, Россия, Москва
ул. Электрозаводская, 33, стр. 4